You are here

Вино: химический состав, пищевые свойства, особенности биологического действия и потребление (Нужный В.П.)

ВВЕДЕНИЕ

Человечество с незапамятных времен использует вино в качестве пищевого продукта и лечебного напитка. В странах Западной Европы на протяжении 18-19-го веков и в России, начиная с 70-х годов прошлого века, вино часто применялось в качестве лекарственного средства в клиниках терапевтического профиля [5, 9, 29, 31]. По Российской фармакопее (6-е издание, 1910 г.) числились официнальными белое и красное столовые вина, а также ряд специальных лекарственных вин [33]. Последнее упоминание о применении вина в медицинских целях в России относится к периоду Великой Отечественной войны [19]. Интерес к вину как лечебному средству угас в связи с развитием фармакологии, появлением большого количества высокоэффективных лекарственных средств узконаправленного действия, а также осознанием сложности и масштабности проблем, порождаемых употреблением алкоголя.

Последние годы характеризуются реабилитацией и легализацией методов и средств так называемой традиционной, народной медицины. Это относится и к энотерапии (лечение вином). Появились популярные издания, посвященные этой проблеме [44], а в средствах массовой информации все чаще мелькает реклама вин и других алкогольных напитков, обладающих теми или иными целебными свойствами. Распространение информации о радиопротекторном действии вина послужило причиной увеличения его потребления населением территорий, прилегающих к Чернобыльской зоне [11]. Рост популярности вина в различных странах мира в последнее время связан с публикациями о так называемом "французском парадоксе", который заключается в том, что заболеваемость ишемической болезнью миокарда во Франции, особенно в ее южных регионах, существенно ниже, чем в других странах Западной Европы. Последнее связывают с кардиозащитным действием некоторых компонентов вина, которое является основным источником алкоголя и существенной составной частью традиционного рациона населения этих регионов [47, 51].

Административный запрет или ограничение производства и продажи вино-водочной продукции неизбежно приводит к развитию подпольного производства и оборота суррогатов алкоголя, упадку виноградарства и виноделия, и, как следствие, к опережающему росту потребления крепких алкогольных напитков. Об этом свидетельствует опыт Исландии (1912-1923 гг.), Швеции (1914-1921 гг.), Норвегии (1919-1924 гг.), Финляндии (начиная с 1919 г.), США (1920-1932 гг.) и России (1914-1925 и 1985-1989 гг.) [18, 27, 29].
Бытовые ритуалы потребления водки и самогона в России носят в целом достаточно примитивный характер. Большинство пьющих преследует цель как можно быстрее привести себя в состояние алкогольного опьянения, вплоть до оглушения ("стиль рауш"). Напротив, потребление вина, являясь древнейшим элементом мировой культуры, освящено традициями и бытовыми ритуальными условностями, которые определяют стереотипы застольного поведения и препятствуют быстрому достижению состояния опьянения. Наконец, скорость абсорбции этанола в кишечнике и нарастания его концентрации в крови при употреблении вина ниже, чем при потреблении эквивалентного по содержанию этанола количества водки. Учитывая вышеизложенное, можно ожидать, что увеличение производства и потребления вина при одновременном ценовом ограничении потребления крепких напитков способно внести определенный вклад в смягчение алкогольной ситуации в стране. Между тем, сведения о химическом составе вина, его свойствах и механизмах биологического действия в отечественной медицинской литературе отсутствуют уже на протяжении нескольких десятилетий.

КЛАССИФИКАЦИЯ ВИН И СОДЕРЖАЩИХСЯ В НИХ КОМПОНЕНТОВ

Вина представляют собой продукт ферментации сока различных ягод и плодов и подразделяются на виноградные и плодово-ягодные. Виноградные вина классифицируют по содержанию в них этилового спирта и сахара с учетом технологии их приготовления [2, 30, 39] следующим образом:

1. Столовые (сухие и полусладкие). Сухие вина получают путем полного сбраживания виноградного сока. Содержание сахара - не более 0,5 %, спирта- 8-14% об. (Рислинг, Цинандали, Каберне). Полусладкие вина получают при неполном сбраживании сока путем резкого охлаждения бродящего сусла. Содержание сахара - 3 -10%, спирта - 8-12% об. (Ахашени, Киндзмараули, Псоу).
2. Крепленые или десертные (крепкие, полусладкие и сладкие). Получают путем внесения спирта в бродящее сусло. В крепких винах содержание сахара - 3-14%, спирта - 17-20% об. (Портвейн, Херес, Мадера, Марсала). В полусладких - сахара - 8 -14%, спирта - 15-16% об. (Хванчкара, Твиши). В сладких винах сахара - 16-20%, спирта - 16-17% об. (Кагор, Мускат, Токай).
3. Ароматизированные (Вермут). Получают путем добавления в виноматериалы настоев трав, цветов и кореньев. Содержание сахара - 10-16%, спирта - 16-18% об. ("вермут" в переводе с немецкого - полынь).
4. Игристые (сухие, полусухие, полусладкие и сладкие). Получают путем вторичного сбраживания в закрытых резервуарах сухого виноградного вина при добавлении сахара и специальной культуры дрожжей. Содержание сахара - 3-10%, спирта - 11-13% об. (Шампанское).

В настоящее время разработан проект Закона РФ о винограде и вине, в котором предлагается делить вина на натуральные (без добавления спирта) и специальные (с добавлением спирта). По содержанию спирта и сахара вина подразделяются: натуральные - на сухие, сухие особые, полусухие и полусладкие; специальные - на сухие, крепкие, полудесертные, десертные и ликерные. Выделяются ароматизированные и шипучие вина [36].

Виноградные вина, кроме того, подразделяют на сортовые (красные или белые), приготовленные из одного сорта винограда, и купажированные - из нескольких сортов, а также на приготовленные европейским (сбраживается хорошо отжатый сок) и кахетинским способом (брожение на первом этапе протекает в присутствии мезги) [6, 22].

Для медицинских целей использовали в основном виноградные сухие и полусладкие вина [9]. Так, большой популярностью в конце 19-го века пользовалось Сен-Рафаэльское вино, содержавшее сахара 10-11%, спирта 12-14% об. и дубильных веществ 15-16 % [5].
Компоненты, входящие в состав вина, могут быть классифицированы следующим образом [52]:
1. Соединения, являющиеся компонентами винограда (вода, связанные кислоты, сахара, азотсодержащие соединения, фенолы, пектины, клейкие вещества, минеральные соединения, витамины, ферменты, ароматические соединения).
2. Соединения, образующиеся в процессе ферментации (этанол, высшие спирты, многоатомные спирты, связанные и свободные кислоты, альдегиды, кетоны, эфиры и двуокись углерода).
3. Соединения, добавляемые в процессе ферментации (двуокись серы).

ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ, ПИЩЕВЫЕ СВОЙСТВА И ОСОБЕННОСТИ БИОЛОГИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ

1. Спирты.
Этанол (Э) является основным продуктом спиртового брожения. Он определяет токсические, аддиктивные, калорические свойства вина и других алкогольных напитков [27]. Установлено, что Э в умеренных дозах оказывает антистрессорное [48, 54], кардиозащитное [26, 50] и радиопротекторное [57] действие. Калорийность столового сухого вина (570-980 ккал/л) почти полностью обеспечивается окислением Э, а других вин - и окислением сахаров (до 1500 ккал/л) [7, 42]. Определение размеров безопасного потребления алкогольных напитков основывается на оценке количества поступающего в организм Э. Предельно допустимые дозы Э в случае его систематического употребления, согласно различным экспертным оценкам, составляют для мужчин 34 г/дн [49], 40 г/дн [53] или 60 г/дн [56]. В пересчете на сухое вино с содержанием Э 10% об. это равняется 0,43-0,75 л в день. Дозы, рекомендуемые для женщин, примерно в два раза ниже. Диетологи Франции считают оптимальным потребление сухого вина для мужчин пожилого возраста в количестве, составляющем 5-7% от общей калорийности рациона, что соответствует 0,4- 0,5 л в день [46]. В соответствии с этими данными пищевые свойства вина в настоящей статье будут оцениваться из расчета его потребления 0,5 л в день.

Потребление такого количества вина, при условии сбалансированного питания, не оказывает негативного влияния на организм [45, 46]. Увеличение калорийности рациона за счет продуктов, содержащих белок, животный жир, сахар и крахмал, у лиц, потребляющих вино в пределах 0,5 л/дн, ведет к увеличению массы тела и повышению риска развития гипертензии, ишемической болезни сердца и желчекаменной болезни [11].

Метанол спонтанно образуется в процессе энзиматических преобразований пектинов. Особенно много его в красных винах, приготовленных кахетинским способом. Содержание метанола в белых винах обычно колеблется от 20 до 100 мг/л, а в красных - от 80 до 350 мг/л, но может достигать 3000 мг/л и более. В некоторых странах его содержание в вине лимитируется в пределах 1600-2380 мг/л.

Алифатические одноатомные спирты (АОС) - пропиловый, бутиловый, изобутиловый, амиловый, изоамиловый, гексиловый и др. - являются продуктами метаболизма дрожжей. На 20 -40% АОС в винах представлены изоамиловым и изобутиловым спиртами. Содержание АОС составляет в белых винах 150-400 мг/л, в красных - 300-600 мг/л. В небольших количествах они формируют аромат вин, а в больших - ухудшают их органолептические свойства.

Содержание алифатических двух- и трехатомных спиртов достигает 16-18 г/л. На 90% они представлены 2,3 бутиленгликолем (300-1500 мг/л) и глицерином (400-15000 мг/л), которые смягчают вкус вина.
Алифатические ненасыщенные спирты (0,5-8,0 мг/л), представленные терпеновыми спиртами (гераниол, линалиол, цитронеллол и др.), и ароматические спирты (около 1 мг/л), представленные в основном фенилэтиловым спиртом, определяют ароматические свойства вин.

Все спирты, кроме Э, в количествах, определяемых в вине, безопасны в токсикологическом отношении и пищевой ценности, за исключением глицерина, не представляют [12, 15, 17, 27, 39, 52].

2, Альдегиды и кетоны.
Альдегиды жирного ряда в винах на 90% представлены уксусным и на 10 % - пропионовым альдегидами. Вина, не подвергавшиеся обработке двуокисью серы, содержат от 30 до 50 мг/л ацетальдегида, а обработанные - до 200 мг /л. Содержание ацетальдегида возрастает при хересовании (до 600 мг /л), старении, аэрации вин и действии посторонней микрофлоры. В больших количествах он придает оттенок старого, ровного вина и относится к числу основных факторов, определяющих вкус вин типа марсалы. Из-за высокой реакционной способности альдегиды конденсируются с веществами, содержащими аминогруппу, с образованием меланоидов, восстанавливаются в соответствующие спирты и взаимодействуют с другими продуктами брожения. Содержание альдегидов фуранового ряда (фурфурол, оксиметилфурфурол и метилфурфурол) в винах не превышает 30 мг/л.

Кетоны (ацетон, диацетил, 2-бутанон, 2-пентанон и бутиролактон) содержатся в вине в следовых количествах. Лишь ацетоин определяется в концентрациях 3-30 мг/л. Альдегиды и кетоны на токсические и пищевые свойства вина влияния не оказывают [1, 17, 27, 52].

2. Сложные эфиры, ацетали, воски и масла.
Содержание этиловых эфиров жирных кислот в вине составляет обычно 50-200 мг/л, этиловых эфиров оксикислот - 100-500 мг/л. Преобладает этилацетат (20-200 мг/л). При длительной выдержке в винах накапливаются в основном кислые эфиры винной, яблочной и янтарной кислот. Максимальное содержание сложных эфиров определяется в хересе (до 1000 мг/л). Большинство эфиров обладает приятным фруктовым запахом. Установлено, что энантовый эфир значительно улучшает, а эфиры уксусной, масляной и валериановой кислот - ухудшают органолептические свойства вина.

Ацетали, продукты взаимодействия альдегидов со спиртами, содержатся в винах в количестве 1-20 мг/л. Основной представитель - диэтилацеталь - обладает приятным фруктовым ароматом. Воски и масла присутствуют в вине в ничтожных количествах. Все эти соединения малотоксичны и не влияют на пищевую ценность вина [1, 17, 32, 52].

3. Углеводы.
Основные моносахариды винограда - глюкоза и фруктоза - почти полностью утилизируются дрожжевыми клетками при приготовлении сухих вин. Сахароза обычно превращается в инвертированный сахар. Кроме гексоз, в винах обнаруживают L-арабинозу (500-1260 мг /л), следы других пентоз и полисахариды. К последним относятся пектиновые вещества, содержание которых достигает 800 мг/л при суточной потребности 15-16 г. Это не позволяет причислить их к категории соединений, определяющих детоксикационные и радиопротекторные свойства вина. Углеводы в крепленых винах могут обеспечивать более 50% их калорийности [17, 30, 41, 52].

4. Органические кислоты.
Кислоты вин частично поступают в них из винограда и частично образуются в процессе ферментации как интермедианты метаболизма дрожжей. Из алифатических монокарбоновых кислот в наибольших количествах представлены уксусная (400-1500 мг/л), муравьиная (20-100 мг/л), пропионовая (10-150 мг/л), изомасляная (30- 100 мг/л), изовалериановая (30-100 мг/л), капроновая (10-100 мг/л), каприловая (10-150 мг/л) и каприновая (10-150 мг /л) кислоты.
Из алифатических поликарбоновых кислот присутствуют щавелевая (до 150 мг/л) и янтарная (250-1500 мг/л). Алифатические монокарбоновые оксикислоты представлены в основном молочной (500-5000 мг/л) и глюконовой (до 120 мг/л) кислотами. Среди алифатических поликарбоновых оксикислот центральное место принадлежит винной (1500-5000 мг/л) и яблочной (10- 5000 мг/л). Другие (метил-яблочная, слизевая, сахарная и лимонная) содержатся в незначительных или следовых количествах.

Альдегидо- и кетокислоты (глиоксилевая, глюкуроновая, галактуроновая, пировиноградная и альфа-кетоглутаровая) присутствуют в вине в количестве, не превышающем 1000 мг /л.

Ароматические кислоты бензойного и коричного рядов (п-оксибензойная, протокатехиновая, ванилиновая, галловая, сиреневая, салициловая и др.) типичны прежде всего для красных вин (50-100 мг/л). В белых винах их существенно меньше (1-5 мг/л). Большинство этих кислот имеют фенольный радикал и соответственно могут быть отнесены к классу фенолокислот.
Активная кислотность вин (pH) обычно колеблется в пределах 3,0-4,2, а титруемая - 5-7 г/л в пересчете на самую сильную кислоту - винную. Органические кислоты находятся, в основном, в связанном или полусвязанном состоянии. Они определяют бактерицидные, вкусовые и ароматические свойства вина. Конкретные данные о пищевой ценности кислот вин отсутствуют. Однако, учитывая высокую биологическую активность некоторых из них, можно предположить, что органические кислоты способны вносить определенный вклад в пищевые свойства вин [6, 17, 39, 52].

5. Азотсодержащие вещества.
Вина содержат мало азотистых соединений - от 70 до 780 мг/ л. 55% всего азота приходится на полипептиды, от 25 до 40% - на свободные аминокислоты и только 3% - на белки, поступающие из виноградной кожуры. Из соединений этого класса выделяется аминокислота пролин, содержание которой в вине достигает 150 мг/л. Азотсодержащие вещества являются необходимой питательной средой дрожжей и субстратом для синтеза альдегидов. Они и продукты их взаимодействия оказывают влияние на цвет, аромат, вкус и стабильность вин. Пищевой ценности не представляют [6, 17, 25, 28, 39, 52].

6. Минеральные соединения.
Содержание минеральных веществ (МВ) в винах сильно варьирует в зависимости от сорта винограда, состава почвы, климатических условий и др. МВ присутствуют в вине в органической и неорганической форме. Их общее содержание колеблется в пределах 1,5-3 г/л, что примерно на 50% меньше, чем в винограде. Калий, кальций, натрий и железо частично утилизируются дрожжевыми клетками. Алюминий, медь, свинец и олово на 80-90% взаимодействуют с сульфатами и выпадают в осадок. Цинк, марганец, свинец, медь и кобальт включаются в ферментные комплексы дрожжей и, по мере их отмирания, также выпадают в осадок. Калий выпадает в осадок в виде винного камня. Снижение количества МВ продолжается при обработке и выдержке виноматериалов [4, 13, 17, 20, 39, 52].

Из таблицы 1 следует, что систематическое потребление 0,5 л вина в день позволяет на 5-20% обеспечивать суточную потребность взрослого человека в МВ. Исключение составляют йод и фтор, поступление которых с вином может полностью удовлетворить потребности человека в этих микроэлементах. Весьма вероятно, что в винодельческих регионах с низким содержанием иода в окружающей среде (Кавказ и Карпаты) традиционное потребление вина восполняет дефицит йода и препятствует развитию эндемического зоба [43].

7. Витамины и витаминоподобные вещества.
Все витамины, присутствующие в вине, поступают в него из винограда. В процессе ферментации значительная часть их аккумулируется дрожжами. Поэтому молодое вино существенно обеднено витаминами. По мере выдержки вина и аутолиза дрожжевых клеток витамины постепенно освобождаются и снова поступают в вино. В процессе ферментации почти полностью исчезают аскорбиновая кислота и тиамин. Часть витаминов теряется при обработке и хранении вина.
Из таблицы N 2 следует, что витамины, содержащиеся в вине, могут обеспечить около 10% суточной потребности в них человека. Лишь мезоинозит и витамин Р, при потреблении вина в указанных выше пределах, обеспечивают потребность в них организма [6, 10, 17, 21, 22, 38, 52].

8. Фенольные соединения.
Фенольные соединения (ФС) в винах представлены в основном флавоноидами, в состав которых входят фенолокислоты, флавонолы, катехины, лейкоантоцианидины и антоцианидины (таблица 3). Продукты полимеризации катехинов и лейкоантоцианидинов принято называть танинами, которые включаются в более широкое понятие дубильных веществ. Особенно много ФС переходит из винограда в вина, приготовленные кахетинским способом. Общее содержание ФС в вине достигает 6 г/л [6, 55].
ФС вин обладают очень низкой токсичностью и, согласно современным представлениям, являются исключительно важными биологически активными веществами. Флавоноиды определяют Р-витаминную активность вин. Ряд ФС, входящих в состав вин, обладают антигипоксическим, антигипертензивным, противовоспалительным, антиаллергическим, кардио- и гепатопротективным, гиполипидемическим, противоопухолевым и радиопротекторным действием. Достаточно сказать, что флавоноиды рассматриваются в качестве наиболее перспективных соединений для создания высокоэффективных полифункциональных лекарственных препаратов. Широкий спектр их биологической активности обусловлен регулирующим влиянием на деятельность ряда ферментных комплексов, а также способностью оказывать антиоксидантное и мембраностабилизирующее действие [3, 14, 34, 35, 40, 55].

Показано, что содержание флавоноидов в красном вине в 20 раз превышает их содержание в белом [58]. Несмотря на широкое распространение ФС в растительном мире, вино может выступать в качестве их основного источника для человека. Подсчитано, что для населения США, потребляющего достаточно большое количество растительной пищи, употребление двух бокалов красного вина в день увеличивает содержание флавоноидов в диете на 40% [59]. Для населения регионов, потребляющего ограниченное количество овощей и фруктов этот процент может быть существенно выше. Недавно установлено, что биодоступность ФС вина значительно превосходит биодоступность ФС, содержащихся во фруктах и овощах. В растениях они находятся в виде полимеров и гликозидов, которые устойчивы к действию пищеварительных соков, мало растворимы в водной среде и потому почти не абсорбируются в кишечнике. В процессе ферментации вина такие аггрегаты распадаются до мономерных форм, благодаря присутствию этанола находятся в растворимой форме, длительно сохраняются в вине и хорошо абсобируются в кишечнике [60].

Наконец, вина содержат соединения фенольной природы, которые практически отсутствуют в растительном мире. К числу таких
соединений отностится триоксистилбен - ресвератрол. Он синтезируется в процессе ферментации красного вина дрожжевыми клетками Vitis vinifera [61]. В биологически значимых количествах, помимо вина, он обнаружен только в земляном орехе [62]. Согласно результатам недавних экспериментальных исследований ресвератролу отводится центральное место в реализации положительного влияния вина на здоровье человека [60].

9. Газы.
К растворенным в винах газам относятся двуокись углерода и двуокись серы. Двуокись углерода образуется в значительном количестве. Большая часть ее рассеивается в воздухе, а меньшая - растворяется в вине, образуя угольную кислоту (до 5 г/л в игристых винах). Двуокись серы поступает в вина из винограда и используется в качестве пищевой добавки, оказывающей антимикробное и антоксидантное действие. Ее содержание лимитируется: в красных винах - 175 мг /л, а в белых - 225 мг/л [52].

ПОТРЕБЛЕНИЕ ВИНА

Среди факторов, определяющих напряженность алкогольной ситуации в нашей стране, немаловажная роль отводится предпочтительному употреблению крепких алкогольных напитков. Расчет показывает, что население России более 80% алкоголя потребляет в виде водки, самогона и других крепких напитков. Согласно данным государственной статистики потребление вина в России за период с 1970 по 1985 годы колебалось в пределах 14 - 21 л на душу населения в год. В период проведения антиалкогольной кампании (1985 - 1977 гг.) оно сократилось до 6 - 8 л и, вопреки ожиданиям, продолжало уменьшаться, достигнув минимальной отметки в 1993 году - 2,9 л на душу населения в год. В последующие, 1994-96 гг. наметился незначительный рост этого показателя. Таким образом, потребление вина в настоящее время составляет около 5 л на душу населения в год [16].

Почти во всех винодельческих странах Западной Европы в последние двадцать лет отмечается устойчивая тенденция к сокращению потребления вина. Например, за период с 1982 по 1991 годы среднедушевое потребление этой категории алкогольных напитков сократилось во Франции с 88,0 до 66,8 л в год, Италии - с 91,4 до 56,8 л и Португалии - с 78,4 до 62,0 л. Напротив, в странах с исходно низким потреблением вина наблюдается рост его потребления. Так, за тот же период времени среднедушевое потребление этой категории алкогольных напитков увеличилось в Финляндии с 5,2 до 7,4 л в год, Норвегии - с 3,5 до 6,9 л, Швеции - с 10,4 до 12,3 л и Великобритании с 7,8 до 11,5 л. В странах, занимающих промежуточное положение по этому показателю, потребление вина изменилось незначительно [8, 37].

Из приведенных данных следует, что Россия занимает одно из последних мест в Европе по объемам потребления вина. При предполагаемом суммарном объеме среднедушевого потребления чистого алкоголя в 14,5 л в год, на долю вина в нашей стране приходится около 4 % этанола (менее 1 л). Между тем, в странах с наиболее низким уровнем потребления вина (Финляндия, Швеция, Норвегия, Великобритания) на долю вина приходится 12 - 20% потребляемого чистого алкоголя. В «винопьющих» странах эта величина достигает 70 - 80%.

По своему токсическому потенциалу и способности вызывать развитие зависимости вино является значительно менее опасным напитком по сравнению с крепкими, дистиллированными алкогольными напитками. Учитывая примерно равное суммарное потребление алкогольных напитков (в пересчете на абсолютный алкоголь) населением России, Франции и Италии, можно предположить, что значимость обусловленных алкоголем социальных и медицинских проблем в этих странах имеет разный удельный вес.

Таким образом, виноградное вино, если рассматривать его как продукт питания, значительно превосходит по своим пищевым свойствам другие алкогольные напитки. Вино, особенно красное, является источником важных в биологическом отношении веществ, поступление которых в организм с другими пищевыми продуктами ограничено или невозможно. Потребление вина в количестве, составляющем для мужчин 5-7% и для женщин 2-4% калорийности суточного рациона, при условии сбалансированного питания, не оказывает негативного влияния на организм. Изменение соотношения потребляемых населением алкогольных напитков в пользу вина способно положительным образом повлиять на алкогольную ситуацию в России.

ЛИТЕРАТУРА

1. Авакянц С.П., Катаева Т.В.// Виноделие и виноградарство СССР.- 1980. - N 4. - С.12-16.
2. Алкогольные напитки: популярная энциклопедия. - Минск: Изд. "МЕТ". - 1994. - 352 С.
3. Барабой В.А. Растительные фенолы и здоровье человека. - М.: "Наука". - 1984. - 160 С.
4. Беридзе Г.И., Сихарулидзе Т.Г. Физико- химич. состав и качество коллекционных вин. - Тбилиси: "Мацниерба".-1972.- 98 С.
5. Богомолов Т.И. Сен-Рафаэльское вино (этюд проф. Харьковского ун-та). - 1898. - 26 С.
6. Валуйко Г.Г. Биохимия и технология красных вин. - М.: Изд. "Пищ. пром.". - 1973. - 296 С.
7. Валуйко Г.Г.// Виноделие и виноградарство СССР. - 1981. - N 4. - С.59-61.
8. Виноградарство и виноделие в мире в 1990 году (по данным МОВВ).// Виноград и вино России. - 1992. - N 6. - С.24-26.
9. Габрилович И.Г. К вопросу о медицинских винах. - М., 1898. -177 С.
10. Герасимов М.А., Кулешова Е.С. Витамины в виноградных винах. - М.: "ЦИНТИ пищепром". - 1965. - 15 С.
11. Давыденко Н.В. и др.// Вопр. питания. - 1990. - N 4.С.23-26.
12. Капанадзе П.И. и др.// Сб. тр. Ин-та санит. и гигиены МЗ Груз. ССР. - Тбилиси. - 1960. - С.301-305.
13. Кобаидзе Т.А., Гудженсиани Н.И., Шония А.Я.// Виноделие и виноградарство СССР. - 1977.- N 6. - С.23-25.
14. Колчин Ю.Н. и др.// Фармакол. и токсикол. - 1991. - Т. 54, N 6. - С.20-23.
15. Коновалова Л.А., Джурикянц Н.Г., Горяев М.И.// Виноделие и виноградарство СССР. - 1977. - N 2. - С.14-16.
16. Егоров В.Ф., Кошкина Е.А. , Паронян И.Д.// Реф. сб. «Новости науки и техники». - Серия: Медицина. - Вып. Алкогольная болезнь, № 2. - ВИНИТИ. - М., 1997. - С. i-iv.
17. Кишковский З.Н., Скурихин И.М. Химия вина. - М.: "Пищ. пром.": - 1976. - 311 С.
18. Лисицын Ю.П., Копыт Н.Я. Алкоголизм: Социально-гигиенические аспекты (2-е изд.) - М.: "Медицина". - 1983. - 264 С.
19. Лямин А.И.// Виноград и вино России. - 1992.- N 3.- С. 24-25.
20. Магадова С.А., Абрамов Ш.А.// Виноград и вино России. - 1994. - N 3. - С.28-29.
21. Машковский М.Д. Лекарственные средства. Часть 2. - М.: "Медицина". - 1993. - 685 С.
22. Мехузла Н.А. и др.// Виноделие и виноградарство СССР - 1987. - N 4. - С.40-42.
23. Мирошниченко Л.Д.// Вопр. наркологии. - 1990.- N 3. - С. 54-59.
24. Москалев Ю.И. Минеральный обмен. - М.: "Медицина". - 1985. - 288 С.
25. Наниташвили Т.С., Бахтадзе З.Г., Самадашвили Ц.В.// Виноделие и виноградарство СССР. - 1979. - N 1. - С.50-52.
26. Нужный В.П.//Вопр. наркологии. - 1993. - N 4.- С.90-96. 27. Нужный В.П.// Вопр. наркологии. - 1995. - N 3.- C. 28. Петросян Г.П. и др.// Виноделие и виноградарство СССР.
- 1978. - N 5. - С.9-11.
29. Простосердов Н.Н. Диетические и лечебные свойства виноградного вина. - М.: "Пищепромиздат". - 1948. - 58 С.
30. Простосердов Н.Н. Виноградные вина и их свойства. - М.: Изд. "ВДНХ СССР". - 1960. - 7 С.
31. Пэви. Учение о пище (Перевод М.М.Манассеиной).- СПБ.1876.- 820 С.
32. Рева А.Г.// Виноделие и виноградарство СССР. - 1978. - N 7. - С.17-18.
33. Российская фармакопея. Изд. мед. совета МВД (6-е изд.) - СПБ. - 1910.- 215 С.
34. Савченкова Л.В.// Фармакол. и токсикол.: Республ. межвед. // Киев: "Здоровя". - 1991. - С.73-79.
35. Сараф А.С., Оганесян Э.Т.// Химико-фармац. журнал. - 1991. - Т.25, N 2. - С.4-8.
36. Саришвили Н.Г., Панасюк А.Л., Дрбоглав Е.С.// Виноград и вино России. - 1994. - N 6. - С.10-12.
37. Состояние виноградарства и виноделия в мире на 1975 год.// Виноделие и виноградарство СССР. - 1977. - N 2.- С.56-58.
38. Справочник предельно допустимых концентраций вредных веществ в пищевых продуктах и среде обитания.- М., 1993.- 142 С.
39. Субботин В.А., Тюрин С.Т., Валуйко Г.Г. Физико-химич. показатели вина и виноматериалов. - М.:"Пищ. пром.". - 1972. - 161 С.
40. Сыров В.Н. и др.// Химико-фармац. журнал. - 1987. - Т. 21, N 1. - С. 59-62.
41. Трахтенберг И.// Мед. газета. - 1990 (20 июля).- N 73. 42. Тюрин С.Г., Агеева Г.Т.// Виноделие и виноградарство
СССР. - 1979.- N 8. - С.56-57. 43. Хворов В.В. Эндемический зоб. - М.: "Медицина".- 1962.
-295 С.
44. Элексир жизни. Лечение соками, вином и медом. - СанктПетербург, 1994. - 382 С.
45. Anakacy M.// J. Jap. Elec. Assoc. - 1993. - N 831.- P. 16-17.
46. Dauverchain J.// Revue Franc. D oenologie. - 1985. - Speci AL. - P. 45-54.
47. Devese L.// Cah. Тechn. Вiol.- 1993. - Vol. 8, N 31. - P. 39-40.
48. Ettinger P.O. e.al.// Am. Heart J. - 1978. - Vol. 95, N5. - P. 555-562.
49. Нarding R.J.// Bull. OIV. -1991. - Vol. 64, N 725-726. - P. 557 -574.
50. Mallov S.// In: Stress and Alcohol Use, - N.Y.e.a. - 1983. - P. 369-386.
52. G.P.-J.// STV: Sang, thrombose, vaisseaux. - 1993. - Vol.5, N 4.- P. 227.
53. Pasini G.// Alcologia. - 1992. - Vol.4, N 2. - P.137-142.
53. Pols R.G., Hawks D.V.// Drug and Alc. Review. - 1992. - Vol. 11, N 4. - P. 339-342.
54. Pohorescky L.A.// Physiol. and Behav. - 1987. - Vol.40, N 3. - P.375-376.
55. Singleton V.L., Esau P. Phenolic substances in grapes and wines and their significance. - N.Y. - L.: Acad. Press. 1969. - 282 P.
56. Turner T., Bennet V., Hernandez H.// Johns Hopkins Med. J. - 1981. - Vol.148, N 2. - P.53-63.
57. Videla L.A.// Experienta. - 1983. - Vol.39, N 5. - P.500-502.
58. Singleton V.L.// In: Proc. of Symp.: Grape and wine centenial, 1980. - Davis: University of California Press. - 1982. - P. 215-227.
59. Waterhouse A.L., Frankel E.N.// In: Proc., OIV 73rg General Assembly, San Francisco, August 29 - September 3, 1993. - 11 Rue Roquepine, 75008 Paris, France; OIV. - 1993. - P. 1-15.
60. Goldberg D.M.// Clin. Chem. - 1995. - Vol. 41, N 1. - Р. 14-16.
61. Siemann E.H., Creasy L.L.// Am. J. Enol. Vitic. - - Vol. 43. - P. 49-52.
62. Arora M.K., Strange R.N.// Plant. Sci. - 1991. - Vol. 78. - P. 157-163.